Aria-yoga - Медитация в тантре

РАЗДЕЛЫ
Главная
Космогония
Хатха-йога
Раджа-йога
Нидра-йога
Джапа-йога
Тантра-йога
Дхарма
ВРЕМЯ

Время по ведическому летоисчислению

5109 год Кали-юги,
28-я Маха-юга
7-я манвантара
эпоха Ману Вайвасваты
кальпа вепря
1 день 51 года
Великого Бога-Творца

КОНТАКТЫ



Эзотерическая банерная сеть
Эзотерическая графика
index
О нас
Йога
Йога
Древняя медицина
Айюр-Веда
Обучение
Обучение
Фото и Видео галереи
Фото и Видео галереи
Эзотерическая библиотека
 Эзотерическая библиотека
Контакты и ссылки
Контакты и ссылки
О нас Йога Древняя медицина Обучение Фото и Видео галереи Библиотека Контакты и ссылки


Медитация в тантре

 Медитация в тантре

Тантра начинается с Шакти, проявляющаяся как Божественная энергия

.

Среди огромного количества методов духовного развития, в рамках шиваизма и шактизма выделяется своей эффективностью хатха-йога - практика, связанная с удержанием и расслаблением тела в определённых позах (асанах). Каждая асана действует, во первых, на тело практикующего, развивая его, оздоравливая, укрепляя и омолаживая. Во вторых, каждая асана изменяет распределение внутренней энергии, приводя её в движение по определённым нади, тем самым развивая и очищая их, а также те или иные чакры. В третьих, каждой асане соответствует особое состояние сознания, своя медитация (санскр. дхьяна ).

Асана, пранаяма и экаграта уничтожают человеческое (мирское) состояние, даже если соответствующее упражнение длится незначительный отрезок времени. Застывший в неподвижной позе, ритмично дышащий йог, глаза и внимание которого сосредоточены на одной точке, переживает выход из мирской модальности существования. Он становится "автономным" по отношению к мирозданию, внешнее напряжение уже не беспокоит его (он выходит за пределы "противоположностей" и поэтому в равной мере нечувствителен к жаре и холоду, свету и темноте и т.д.). Деятельность органов чувств уже не уносит его наружу к объектам чувств; психоментальный поток уже не наполнен отвлекающими образами, стереотипами, памятью и не стремится к ним – он становится "концентрированным", "объединенным". Такой уход от мира сопровождается погружением в себя, и это погружение прямо пропорционально степени ухода. Йог возвращается к себе, овладевает собой, окружает себя все более надежной "защитой" для того, чтобы обезопасить себя от вторжения извне, короче говоря, становится "неуязвимым".

Само собой разумеется, что такая концентрация, переживаемая на всех уровнях (асана, пранаяма, экаграта), сопровождается все более возрастающим вниманием к собственной физиологической жизни йога. По мере продолжения упражнений, ощущение йогом своего тела становится совершенно отличным от ощущений непосвященного. Неподвижность тела, замедленный ритм дыхания, сужение поля сознания до одной-единственной точки, вместе с вибрацией, возникающей в нем (йоге) в результате слабой пульсации внутренней жизни, – все это, по-видимому, уподобляет йога растению. Это сравнение, однако, не является уничижительным, даже если оно соответствовало бы действительности. В мифологии Пуран и в иконографии символом мироздания является лотос, плавающий на поверхности изначальных вод. Растительность всегда означает изобилие, плодородие, прорастание семян. А что касается индийской живописи (например, фресок Аджанты), то блаженство изображенных персонажей выражено при помощи мягких, пластичных жестов, напоминающих колыхание водорослей; у зрителя даже складывается впечатление, что в венах этих мистических существ течет не кровь, а сок растений.

Нам представляется, что аналогии с растительным миром, которые мы можем усмотреть в йогических позах, дыхании и концентрации, находят свое полное объяснение в архаическом символизме "возрождения". Морфологически асану и пранаяму можно сравнить с "эмбриональным дыханием", используемым в даосизме, с позой "эмбриона", в которой многие народы хоронили усопших (в надежде на возвращение к жизни), а также со многими церемониями инициации и обновления. Эти церемонии предполагают магическое проецирование адепта на "зарю времени", мифическое начало времен. Это возможно лишь в том случае, если прошлое время отменено, а вместе с ним и "история", и если настоящее мгновение совпадает с мифическим началом вещей, то есть с сотворением мира, с космогонией. В этом смысле поза тела йога и "эмбриональное дыхание" могут рассматриваться как эмбриональные, растительные онтологические модальности, хотя они и преследуют совершенно другие цели (в "Йога-сутрах", а также и в других видах йоги).

Как мы уже говорили, асана и экаграта имитируют божественный архетип, йогическая поза сама по себе обладает религиозным значением. Йог никоим образом не подражает "деяниям" и "страданиям" божества, и тому есть причина, ведь Бог – Ишвара – является чистым духом, который не только не создавал мир, но даже не вмешивается в его историю ни прямо, ни косвенно. Следовательно, ввиду отсутствия деяний, йог имитирует принадлежность к этому чистому духу. Преодоление человеческого состояния, "освобождение", полная автономность – прообразом всего этого является Ишвара. Преодоление человеческого состояния, то есть практика йоги, имеет религиозное значение в том смысле, что йог имитирует способ существования Ишвары: неподвижность и концентрацию на себе. В других разновидностях йоги асана и экаграта могут приобретать религиозную окраску в силу того только факта, что с их помощью йог становится живой статуей и, таким образом, имитирует некую иконографическую модель.

Другой эффективной практикой работы с энергией и сознанием являются пранаямы ( прана - вид энергии, яма - контроль ). Начальные пранаямы используют связь между дыханием и состоянием внутренней энергии человека. Как и асаны, пранаямы очищают и развивают чакры и нади, успокаивают ум, изменяют состояние сознания. Высшие пранаямы не связаны с физическим дыханием, они могут менять природу человеческого тела и сознания, насыщая их Богом и делая их бессмертными:

"Если ты дышишь, ... восходящий вверх огонь проявляет себя в качестве гуру, который проявляется как суть Истины; это рассеивает тьму ночи ... Если энергия циркулирует, недолговечное физическое тело проявит мощь десяти миллионов солнц"

Эти слова принадлежат бессмертному тамильскому сиддху Боганатару, который, согласно легендам, посещал с духовной миссией Китай под именем Лао-цзы, приняв облик китайца.

Ритмичность дыхания и максимальная его приостановка (задержка) способствуют концентрации (дхаране). Патанджали сообщает нам, что при помощи пранаямы приподнимается завеса тьмы и интеллект становится способным (йогьята) к концентрации. Качество своей концентрации йог может проверять посредством пратьяхары (этот термин, который обычно переводят как "отключение чувств" или "абстрагирование", мы предпочитаем переводить как "способность освобождать деятельность чувств от власти внешних объектов"). Согласно "Йога-сутрам", пратьяхару можно рассматривать как способность интеллекта (читта) испытывать такие ощущения, как если бы контакт был подлинным. Но такая "автономия" интеллекта не приводит к полной изолированности от явлений внешнего мира. Даже будучи отделенным от этих явлений, йог продолжает созерцать их. Вместо познания посредством форм (рупа) и ментальности (читтавритти), йог теперь непосредственно созерцает сущность (таттву) всех объектов.

Независимость от раздражителей внешнего мира и от динамизма подсознания, которую йог достигает посредством пратьяхары, позволяет ему практиковать состоящую из трех ступеней технику медитации, именуемую в писаниях саньямой. Этим термином обозначаются последние этапы йогической медитации, последние "ступени йоги". Вот они: концентрация (дхарана), медитация (дхьяна) и экстаз (самадхи). Эти ментальные упражнения становятся возможными только после достаточного овладения всеми физиологическими упражнениями, когда йог уже достиг совершенного владения своим телом, подсознанием и психоментальным потоком. Для их описания используется прилагательное "тонкий" (антаранга), чтобы подчеркнуть тот факт, что в них не используется никакая физиологическая техника. Они настолько похожи, что йог, практикующий одну из них (например – концентрацию), может с легкостью обнаружить, что против собственной воли оказался в состоянии медитации или экстаза. Именно по этой причине эти последние йогические упражнения носят общее имя – саньяма.

Концентрация (дхарана происходит от корня дхри, "крепко держать") является по сути дела экагратой ("фиксированием на одной точке"), но содержание ее чисто умозрительное. Другими словами, дхарана осуществляет такую "фиксацию" в целях понимания – именно это и отличает ее от экаграты, единственной целью которой является остановка психоментального потока и "фиксация его на одной точке". Патанджали дает ей (дешабандхашчиттасья дхарана) следующее определение: "фиксация мысли на одной точке". Вьяса добавляет, что йог обычно концентрируется на "центре живота (пупе), на лотосе сердца, на свете внутри головы, на кончике носа, на кончике языка или на каком-либо внешнем объекте или месте". Вачаспатимишра добавляет, что дхараны невозможно достичь без помощи объекта, на котором фиксируется мысль.

Медитация является основным методом многочисленных практик тантры и йоги. Например в классической восьмиступенчатой йоге Патанджали, дхьяне соответствует предпоследняя седьмая ступень. Медитация - это состояние, при котором сознание полностью слито с объектом наблюдения, т.е. наблюдатель тождественен самому объекту и находится в состоянии полного осознавания происходящего. Если объектом медитации является цветок, то медитирующий полностью ощущает себя только цветком, он реально и непрерывно чувствует свои лепестки, течение соков в стебле, то, как в нём соединяются энергия солнца с силой земли. Чаще всего объектами медитации являются само сознание или Бог. В тантрийской йоге считается, что настоящее познание чего-либо возможно только через медитацию, т.е. через полное переживание истины, а не с помощью одного лишь интеллекта. Интеллектуальное познание - это попытка понять истину умом, а медитация - ощущение её всем собой, где ум является лишь малой частью.

Комментируя "Йога-сутры", Вьяса упоминает о концентрации на "лотосе сердца", которая приводит к переживанию чистого света. Давайте отметим это обстоятельство – "внутренний свет" обнаруживают посредством концентрации на лотосе сердца. Подобное переживание засвидетельствовано уже в Упанишадах – оно неизменно связывается с обнаружением подлинного "Я" (Атмана). "Свет сердца" часто упоминается в описаниях индийских мистических методов, в период, последовавший за созданием Упанишад. В связи с этим высказыванием Вьясы, Вачаспатимишра приводит подробное описание лотоса сердца.

У него восемь лепестков, и он находится между животом и грудной клеткой, обращенный книзу венчиком; йог должен повернуть его венчик кверху, посредством задержки дыхания (речака) и концентрируя на нем свой интеллект (читта). В центре лотоса находится солнечный диск с буквой "А", и здесь пребывает состояние бодрствования. Над ним находится лунный диск с буквой "U" – это место пребывания сна. А еще выше находится "огненный круг" с буквой "М" – место пребывания глубокого сна. Выше всех находится "высший круг, сущностью которого является воздух" – это место, где пребывает четвертое состояние - турия (каталептическое состояние). В этом последнем лотосе или, точнее, в его околоплоднике находится "нерв Брахмы", направленный кверху и доходящий до круга солнца и до других кругов. В этом месте начинается нади, называемая сушумной, пересекающая в свою очередь внешние круги. Это место расположения читты. Посредством концентрации на ней йог приобретает сознание читты (другими словами, он становится сознанием сознания).

В своей "Йогасара-санграхе" Виджнянабхикшу цитирует отрывок из "Ишварагиты", согласно которому дхарана длится столько времени, сколько двенадцать пранаям. "Время, необходимое для концентрации ума на объекте [дхарана], равно времени, необходимом для выполнения двенадцати пранаям" (то есть двенадцати контролируемым, равным и замедленным вдохам и выдохам). Посредством увеличения продолжительности этой концентрации на объекте в двенадцать раз достигается "йогическая концентрация", дхьяна. Патанджали характеризует дхьяну как "поток унифицированной мысли", а Вьяса придает этому определению еще большую завершенность: "Континуум ментального усилия для ассимиляции объекта медитации, в котором не присутствует какое-либо другое усилие для ассимиляции других объектов". Виджнянабхикшу объясняет этот процесс следующим образом: когда, после достижения дхараны, уму удается на определенный период времени, без каких-либо помех (как внутренних, так и внешних), "остановиться перед самим собой" в качестве объекта медитации – тогда достигается дхьяна. В качестве примера он приводит созерцание Вишну или какого-либо другого Бога, которого йог представляет себе в лотосе сердца.

Вряд ли стоит говорить о том, что эта йогическая "медитация" совершенно непохожа на любую нетрадиционную медитацию. Во-первых, в рамках обычного психоментального опыта никакой "ментальный поток" не может достичь той плотности и чистоты, которых позволяют достичь йогические методики. Во-вторых, нетрадиционная медитация останавливается или на внешней форме объектов, или на их значении, в то время как дхьяна делает возможным "проникновение" в объекты для магической их "ассимиляции". В качестве примера мы можем привести йогическую концентрацию на "огне", в том виде, в каком ей обучают в наши дни (медитация начинается с концентрации, дхараны на горящих углях, находящихся перед йогом). Она не только раскрывает йогу феномен сгорания и его более глубокое значение, она, кроме того, позволяет ему:
1) отождествить физико-химический процесс, происходящий в угле, с процессом окисления, происходящим в человеческом теле;
2) отождествить огонь, находящийся перед ним, с огнем Солнца и т.д.;
3) объединить сущности всех этих видов огня для визуализации жизни как "огня";
4) проникнуть в этот космический процесс сначала на астральном уровне (солнце), затем на физиологическом уровне (человеческое тело) и, наконец, на уровне бесконечно малых величин ("зерно огня");
5) свести эти уровни к общей для них всех модальности, то есть к пракрити в роли "огня";
6) "овладеть" внутренним огнем при помощи пранаямы, приостановки дыхания (дыхание – огонь жизни);
7) наконец, при помощи приобретенного "проникновения в суть огня" распространить свою "власть" на горящие угли (если процесс сгорания является одинаковым во всей Вселенной, то частичное "господство" над явлением несомненно приводит к полному) и т.д.

Главным отличием йогической медитации от этих иррациональных "полетов мысли" является ее последовательность и ясность сознания, которая сопровождает медитацию и направляет ее. "Ментальный поток" никогда не ускользает от воли йога и никогда не обогащается за счет неконтролируемых ассоциаций, аналогий, символов и т.п. И такая медитация ни на секунду не прекращает быть инструментом для проникновения в сущность явлений, то есть инструментом для овладения реальностью и ее "ассимиляции".

Характерной чертой тантрийских практик является использование сексуальной энергии для её преобразования в энергию духовную. Ещё одна особенность тантры в том, что она использует абсолютно все доступные средства и качества человека для его духовного прогресса. Удивительно, но даже пороки и недостатки становятся мощным средством освобождения! В тантре нет ни одной стороны жизни, которая не была бы преобразована в духовную практику. Подход Тантры является всесторонним. В связи с этим тантру иногда называют тантрийской йогой.

Центральное понятие тантрического мистицизма - Реальность, понимаемая как единое, неделимое целое. Она называется Шива-Шакти - Космическое Сознание. Шива нераздельно связан со своей творческой силой - Шакти. Каждый человек в состоянии постичь это и отождествить себя с Космическим Сознанием. Этого нельзя добиться методами отрицания или эскапизма. Для этого необходимо достичь симбиоза индивидуального и трансцендентного. Всякое проявление основано на фундаментальном дуализме двух начал: мужского Пуруши (Космическое Сознание) и женской Пракрити (Космическая Сила Природы). Пуруша и Пракрити - космические аналоги земных феноменов «мужского» и «женского». Они по сути являются двумя сторонами одного и того же принципа. Тантра стремится к единству двух противоположностей. В момент слияния с абсолютом человека охватывает неописуемая радость - Ананда.

Следует напомнить, что последние три "ступени йоги" (йоганги) представляют собой "переживания" и "состояния", настолько тесно связанные между собой, что они носят одинаковое имя – саньяма (буквально "идти вместе", транспортное средство). Следовательно, для реализации саньямы на определенном "плане" (бхуми) необходимо одновременно выполнить на этом "плане" "концентрацию" (дхарана), медитацию (дхьяна) и экстаз (самадхи), причем этот "план", или уровень, может относиться к инертной материи (земля и т.д.) или к раскаленному веществу (огонь, и т.д.). Переход от "концентрации" к "медитации" не требует использования какой-либо новой техники. Аналогичным образом, никакое дополнительное йогическое упражнение не требуется для реализации самадхи, если йог уже добился успеха в "концентрации" и "медитации". Самадхи - йогический экстаз, является окончательным результатом и венцом всех аскетических усилий и упражнений.

Читайте также :
Иконография и мудры
Мантры и дхарани
Мандала
Нади
Чакры
Кундалини
Огненные медитации в Каула-тантре

 На главную

www. Аria-yoga.narod.ru © Copyright 2009

Сайт создан в системе uCoz