Aria-yoga - Культ тела

РАЗДЕЛЫ
Главная
Космогония
Хатха-йога
Раджа-йога
Нидра-йога
Джапа-йога
Тантра-йога
Дхарма
ВРЕМЯ

Время по ведическому летоисчислению

5109 год Кали-юги,
28-я Маха-юга
7-я манвантара
эпоха Ману Вайвасваты
кальпа вепря
1 день 51 года
Великого Бога-Творца

КОНТАКТЫ



Эзотерическая банерная сеть
Эзотерическая графика
index
О нас
Йога
Йога
Древняя медицина
Айюр-Веда
Обучение
Обучение
Фото и Видео галереи
Фото и Видео галереи
Эзотерическая библиотека
 Эзотерическая библиотека
Контакты и ссылки
Контакты и ссылки
О нас Йога Древняя медицина Обучение Фото и Видео галереи Библиотека Контакты и ссылки


Культ тела в тантре

 Йог-тантрик

.

В тантризме человеческое тело приобрело значение, которого никогда прежде не имело в духовной истории Индии. Разумеется, здоровье и сила, интерес к уподобляемой космосу и неявно обожествляемой физиологии – все это ведические, если не доведические ценности. Однако тантризм делает из той концепции, что святость может быть достигнута лишь в "божественном теле", наиболее далеко идущие выводы.

Пессимизм и аскетизм Упанишад и последующего периода был отвергнут. Тело перестало быть источником боли, но превратилось в наиболее надежное из доступных человеку средств "победы над смертью". И коль скоро освобождение может быть обретено еще в этой жизни, тело следует сохранять как можно дольше, причем в совершенном состоянии – именно в качестве опоры медитации.


В "Хеваджра-тантре" Будда (Бхагаван) объявляет, что тот, кто не обладает безупречно здоровым телом, не познает блаженства. Это изречение неоднократно повторяется в тантрической и сахаджийской литературе. Сараха подает его в иносказательном стиле: "Здесь (внутри тела) текут Ганг и Джамна... здесь Праяга и Бенарес – солнце и луна. Здесь священные места, здесь Питхас и Упапитхас – я не видел места для паломничества и обители блаженства, подобных моему телу". Сам Будда скрыт в этом теле, добавляет он.

В таком подчеркнутом придании ценности человеческому телу и его возможностям прослеживаются два аспекта:
Во-первых, здесь придается значение совокупному жизненному опыту как составной части садханы; этот подход является общим для всех тантрических школ.
Во-вторых, здесь имеет место стремление овладеть телом с тем, чтобы превратить его в божественное, и это уже особенность подхода хатха-йоги.

Приступать к такому превращению следует с умеренностью, основываясь на точном знании органов и их функций. Ведь "как могут йоги, не ведающие, что их тело есть дом с одной колонной и девятью дверьми, охраняемый пятью божествами, достичь (в йоге) совершенства?". Однако целью всегда является именно совершенство, и, как мы увидим ниже, это не атлетическое и не гигиеническое совершенство. Хатха-йогу нельзя, да и невозможно спутать с гимнастикой.

Ее появление связывают с именем аскета Горакхнатха, основателя ордена канпхата-йогов. Предполагают, что он жил в XI веке, а может и несколько ранее. Имеющиеся о нем сведения искажены сектантской мифологией и обильным магическим фольклором, однако достойные доверия факты говорят в пользу предположения о тесной его связи с "алмазной колесницей". Горакхнатху приписывается авторство ныне утерянного трактата "Хатха-йога" и дошедшего до нас текста "Горакша-шатака". В комментарии к последнему, озаглавленному "Горакша-паддхати", слово хатха (буквально "неистовство", "неистовые усилия") разъясняется через ха = солнце и тха = луна; союз солнца и луны образует йогу. (Согласно другим текстам, ха-тхау = сурья-чандрау = пранапанау.) Такое толкование прекрасно совпадает с тантрической доктриной.

Канпхаты назвали хатха-йогой свою конкретную дисциплину, однако вскоре этот термин стал общим обозначением традиционных формул и дисциплин, позволяющих достичь совершенного владения телом. Как бы то ни было, трактаты по хатха-йоге так или иначе происходят от сочинений последователей Горакхнатха. В нашем распоряжении имеется множество такого рода текстов, однако, помимо "Горакша-шатаки", лишь три из них представляют интерес для настоящего исследования:
1) "Хатхайогапрадипика" (написанная Свами Сватварамой, вероятно, в XI веке; здесь использовано и воспроизведено некоторое количество строф из "Горакша-шатаки");
2) "Гхеранда-самхита" (некоего Гхеранды, бенгальского вишнуиста; обильно цитирует "Хатхайогапрадипику");
3) "Шива-самхита" (более пространное – содержит 517 строф – и более философски разработанное, по сравнению с двумя предыдущими, сочинение; тантрическая йога с сильным влиянием веданты).
Самым древним из этих трех текстов является "Хатхайогапрадипика", которая, в свою очередь, основывается, согласно преданию, на утраченной "Хатха-йоге".

Следы буддистского влияния в хатха-йоге легко различимы. Хатхайогапрадипика даже использует словарь мадхьямики (например, термин шунья), а первый стих "Шива-самхиты" имеет отчетливо буддистский оттенок (экамджнянам нитьямадхьянташуньям...). Веданта смешивается здесь с йогой, однако философские обоснования занимают в этих кратких трактатах, почти полностью посвященных техническим рецептам, весьма скромное место. Состояния сознания, соответствующие тем или иным упражнениям, упоминаются лишь изредка и весьма примитивным образом. Основное внимание эти сочинители уделяют именно психике и физиологии медитации.

В "Гхеранда-самхите" описаны тридцать две асаны, в "Хатхайогапрадипике" пятнадцать, в "Шива-самхите" упоминаются восемьдесят четыре асаны, но обсуждаются только четыре из них. Упор делается на магическое и гигиеническое значение асан: некоторые из них укрепляют здоровье и "побеждают смерть", другие даруют сиддхи. Неоднократные уверения в "избавлении от старости и смерти" и "победе над смертью" (мритьюм джаяти) свидетельствуют об истинном значении и конечной направленности всех этих техник. Пратьяхаре в "Гхеранда-самхите" посвящены пять строф, тогда как на долю пранаямы приходится девяносто шесть, а на долю мудр – целых сто. Hекоторые физиологические подробности, упомянутые в этих сочинениях в связи с дыхательными тренировками, не лишены интереса.

Хатха-йога придает огромное значение предварительным "очищениям", каковых различает шесть типов: дхаути, басти, нети, наули, тратака и капалабхати. Наиболее часто применяются первые два. Дхаути (букв, "очищение") подразделяются на несколько видов и подвидов: "внутренние очищения", очищение зубов, прямой кишки и т.п. Наиболее эффективно дхаути карма: длинный кусок материи проглатывается и на некоторое время оставляется в желудке. Басти включает в себя очищение толстой и прямой кишок, совершаемое путем всасывания воды анальным отверстием. Нети заключается в прочистке носовых полостей с помощью нитей, пропускаемых сквозь ноздри. Выполняя наули, йог заставляет свои кишки и желудок совершать энергичные и сложные движения. "Гхеранда-самхита" (I, 52) называет это упражнение лаулики-йогой. Тратака состоит в том, чтобы, не отрываясь, всматриваться в небольшой предмет, пока глаза не наполнятся слезами. Капалабхати состоит из трех разновидностей очищения носовых пазух (вамакрамы, въюткрамы и шиткрамы): вода вливается в ноздри и извергается через рот, и т.п.

В текстах постоянно подчеркивается, что эти "очищения" чрезвычайно важны для здоровья йога, что они предотвращают болезни желудка, печени и прочего, и в том, что это действительно так, по всей видимости, мало кто сомневается. Здесь также даются подробные инструкции относительно диеты, поведения в обществе (йог должен избегать поездок, утренних купаний, присутствия грешных мужчин и женщин). Как и следовало бы ожидать, основную роль играет "практика" (абхьяса); без практики нельзя ничего достичь – кстати, это также является и лейтмотивом тантризма. С другой стороны, если йог "реализует" хатха-йогу, нет таких грехов, которые не могли бы быть с него сняты (умерщвление брахмана или плода, осквернение ложа гуру и многое другое – все это грехи, сводимые на нет с помощью йонимудры. Восхваление же чудодейственности действия, исполненного совершенным образом, является столь же древним, как сама Индия.

Хотя пранаяма снимает грехи и дарует восемьдесят одну сиддху, это упражнение в основном используется для очищения нади. Каждая новая стадия дыхательной тренировки сопровождается физиологическими явлениями. Как правило, это сон, выделения и пониженный диурез. На первой стадии пранаямы тело йога покрывается потом, на второй его охватывает дрожь, на третьей он "прыгает, как лягушка", а на четвертой поднимается в воздух. По личному опыту Теоса Бернарда все эти явления, кроме последнего, действительно соответствуют состояниям, возникающим во время занятий пранаямой хатха-йоги. Как бы то ни было, эти симптомы не столь уж существенны и упомянуты в текстах лишь потому, что могут служить средством объективной оценки успешности практики.

Гораздо более важны истинные "силы", обретаемые йогами, особенно их поразительная способность управлять своей вегетативной нервной системой, в частности сердечным и дыхательным ритмами. Достаточно лишь упомянуть, что, согласно д-ру Чарльзу Лобри и д-ру Терезе Бросс, хатха-йоги могут не только осуществлять обычный контроль над поперечно-продольной мускулатурой, но и управлять гладкими мышцами. Это объясняет их способность всасывать и извергать жидкость уретрой и прямой кишкой, а также задерживать семяизвержение (и даже "возвращать семя"!) – это упражнение имеет огромное значение в тантризме "левой руки". Некоторые из этих сил, возможно, со временем получат какое-либо физиологическое объяснение.

Что касается всасывания и извержения жидкости уретрой, то д-р Жан Филлиоза полагает, что этот феномен может быть объяснен вдуванием воздуха в мочевой пузырь. Его мнение основывается на следующем отрывке из "Хатхайогапрадипики" (III, 86): "С помощью подходящей трубки осторожно и не спеша сделай вдувание струи воздуха в полость "удара молнии" [ваджра – мочеиспускательный канал]". Санскритский комментарий приводит некоторые подробности этой операции: "Берется гладкий свинцовый стержень длиной в четырнадцать ширин пальца и вводится в мочеиспускательный канал. В первый день он вводится на одну ширину пальца. На второй – на две ширины... И так далее, постепенно углубляясь. Когда глубина введения составит двенадцать пальцев, мочеиспускательный канал окажется прочищен. Берется такой же стержень, оканчивающийся искривленным участком в две ширины пальца и отверстием, и вводится на двенадцать пальцев. Искривленный участок и отверстие должны находиться снаружи. Затем берется трубка, подобная той, которой раздувает пламя ювелир, и ее конец вводится в искривленную часть трубки с отверстием, введенной в мочеиспускательный канал на глубину двенадцати пальцев, и делается вдувание. Таким образом, очищение канала должным образом завершено. Затем следует заниматься всасыванием воды уретрой".

Приведя перевод этого текста, д-р Филлиоза добавляет: "Однако наполнение мочевого пузыря воздухом обязательно не для всех йогов, практикующих всасывание жидкости мочевым пузырем. Мы непосредственно наблюдали, как один из них выполнял его без предварительного вдувания воздуха. Если предположить, что таковое имело место в наше отсутствие, то оно должно было быть совершено более чем получасом ранее, так как в течение этого времени йог выполнил ряд других упражнений, прежде чем приступить к всасыванию жидкости мочевым пузырем. Необходимы наблюдения, более тщательные, чем те, которые удавалось выполнить до сих пор".

Итак, выходит, что существует несколько хатха-йогических методов достижения одних и тех же результатов. Таким образом, мы вправе предположить, что некоторые из йогов действительно специализировались на физиологических техниках, но большинство было привержено древнейшей технике "мистической физиологии". Ведь несмотря на то, что индусы разработали сложную систему научной медицины, нет оснований полагать, что теории мистической физиологии создавались на основе этой вещественной и утилитарной медицины или в какой-либо связи с ней. "Тонкая физиология", вероятнее всего, разрабатывалась на почве аскетического, экстатического и созерцательного опыта, выраженного тем же символическим языком, что и традиционные космология и ритуалы. Это не означает нереальности такого рода опыта; он был совершенно реален, но не в том смысле, в котором реальны физиологические явления.

Тантрические йоги получили свои выдающиеся знания о человеческом теле главным образом путем самонаблюдения. Благодаря Pаджа-йоге им удавалось настолько сконцентрироваться на себе, что они, скорее, внутренне чувствовали, чем видели основные кровеносные сосуды, нервы и органы. Из этого самонаблюдения выросла теория существования нади, или психических каналов, через которые может проявляться кундалини. Наиболее важными из этих астральных каналов считались ида, пингала и сушумна. Ида и пингала, согласно данной теории, поднимаются по левой и правой сторонам спины (и соответствуют симпатическим нервным узлам, находящимся в этих местах), тогда как сушумна поднимается между ними в том месте, где находится спинной мозг.

Кроме того, стало уже привычным отождествление "центров" (чакр) с нервными сплетениями: муладхара-чакры с копчиковым сплетением, свадхиштхана-чакры с крестцовым сплетением, манипура-чакры с подчревным сплетением, анахата-чакры с глоточным сплетением и аджня-чакры с кавернозным сплетением. Однако стоит внимательно прочесть тексты и становится очевидной трансфизиологичность описываемого опыта. "Центры" соответствуют йогическим состояниям, то есть состояниям, недоступным без предварительной духовной аскезы. Чисто психофизиологических самоограничений и дисциплин недостаточно для того, чтобы "пробудить" чакры, проникнуть в них; необходимым и важнейшим фактором здесь является медитация – духовная "реализация".

Тантрические и хатха-йогические тексты производят на нас впечатление своей "экспериментальностью", однако эксперименты совершаются здесь на уровнях, отличных от уровня повседневной жизни. Те "жилы", "нервы" и "центры", несомненно связаны с психосоматическим опытом и относятся к глубинной жизни человеческого существа, однако "жилы" и тому подобные термины вряд ли означают анатомические органы и исключительно физиологические функции. Был предпринят ряд попыток определить местоположение этих "жил" и "центров". В частности, X.Вальтер считает, что в хатха-йоге нади означает "жила"; он отождествляет иду и пингалу с левой и правой сонными артериями, а брахмарандхру с sutura frontalis.

Ида отвечает за женскую, лунную, охлаждающую энергию, тогда как пингала проводит энергию горячую, солнечную. Такое размещение является транскультурным, поскольку послужило примером для алхимиков Европы эпохи Возрождения (и более ранней). В алхимии эти противоположности обозначались как солнце и луна, король и королева, горячая, пылающая сера (душа) и холодная, жидкая ртуть (дух). Кундалини хранится в основании позвоночника в яйцевидной канде, от которой, согласно теории, отходят 72000 каналов, включая иду, пингалу и сушумну. Задача Кундалини-йога — привести в состояние покоя иду и пингалу и раздуть огонь кундалини, чтобы он вошел в сушумну, пробуждая на своем пути различные жизненные центры (чакры), и дошел до верхнего центра (сахасрары), где и происходит соединение кундалини-шакти (женской, восприимчивой энергии) и шива-шакти (мужской, проективной энергии).

Таким образом, более допустимым было бы считать "мистическую физиологию" результатом и концептуализацией экспериментов, предпринимавшихся аскетами и йогами с незапамятных времен. Не следует к тому же забывать, что йоги ставили свои опыты на "тонком теле" (то есть испытывали ощущения, напряжения и сверхсознательные состояния, недоступные непосвященным). Они овладевали областью, значительно более обширной, чем область "обычной" психики. Они проникали в глубины бессознательного и были способны "пробудить" древние слои первичного сознания, фоссилизировавшего у обычного человека.

Тело, которое со временем сформировали хатха-йоги, тантристы и алхимики, в какой-то мере аналогично телу "человека-бога" – эта концепция, как мы знаем, имеет длинную предысторию, как индоарийскую, так и доарийскую. Тантрическая теоандрия была не более чем новой разновидностью ведической макроантропии. Отправной точкой всех подобных построений было, разумеется, превращение человеческого тела в микрокосм – древняя теоретико-практическая концепция, проявления которой обнаруживаются едва ли не по всему миру. В арийской Индии она нашла свое выражение еще в ведические времена.

"Дыхания", отождествлялись с космическими ветрами и сторонами горизонта. Вселенная "оплетена" эфиром, человек "оплетен" дыханием – и этот символизм "оплетения" развился в Индии в грандиозную концепцию космической иллюзии (майя), а в других местах – в представления о судьбе и "нити жизни", которую прядут некие богини. Когда ведическая жертва "интериоризируется", тело превращается в микрокосм. Позвоночник отождествляется с горой Меру – то есть с космической осью. Именно поэтому, согласно буддистскому символизму, Будда не мог повернуть голову, но вынужден был поворачиваться всем телом, "как слон" его позвоночник был зафиксирован, неподвижен, как неподвижна ось Вселенной. По преданию, Меру-данда была сделана из цельной кости – что указывает на ее идеальность, неанатомичность.

В одном из тантрических текстов утверждается, что Сумеру находится внутри самого тела; полость в этой горе уподобляется высшей истине. Ученик "осознает" антропокосм с помощью йогической медитации: "Представь, что центральная часть [или позвоночник] твоего тела – это гора Меру, четыре главных члена – Четыре Континента, младшие члены – Субконтиненты, голова – миры девов, два твоих глаза – Солнце и Луна" и т.д.. Тантрическая садхана использует эту древнюю космофизиологию. Однако все эти образы и символы предполагают мистическое экспериментирование, теоандрию, обожествление человека посредством аскетических и духовных дисциплин. В этих дисциплинах вследствие бесчисленных отождествлений органов и физиологических функций с космическими областями, звездами и планетами, богами и т.п. роль чувственной деятельности оказалась поразительно огромной.

Эта концепция может восприниматься как символически, так и буквально. Каждая чакра, когда до нее добирается пламя кундалини, становится местопребыванием определенного бога и богини. Это можно понимать как объединение солнечной (рациональной) и лунной (эмоциональной) сторон нашей жизни, которое происходит в процессе восхождения к духовному сознанию. Кундалини-йога — это трансцендентная алхимия. Тело становится, с одной стороны, алхимическим котлом, а с другой — жертвенным алтарем. Огонь кундалини пережигает (очищает) соль (материальные аспекты), серу (душу) и ртуть (дух). В конечном счете при неоднократном очищении и экстракции происходит алхимическая трансмутация и переход в более совершенное бытие. Достигается единство Тела, Души и Духа и йог-алхимик становится “философским камнем”.

 На главную

www. Аria-yoga.narod.ru © Copyright 2009

Сайт создан в системе uCoz